Matisyahu

Тот самый тип регги который можно слушать бесконечно долго и при этом  не надоест. Надо заметить звучание кристально чистое и  радует слушателя прекрасным вокалом, да и музыка   в целом прекрасна.

 

 

Вместо «Джа» – Ашем (השם), вместо дредов – пейсы. В мировой музыке зажглась новая звезда – исполнитель хасидского рэгги Матиcьяху (מתתיהו).

В перенаселенных джунглях шоу-бизнеса трудно, да, наверное, практически невозможно быть единственным и неповторимым. Мэтью Миллер (Matthew Miller), больше известный широкой общественности под именем Матисьяху (Matisyahu), один из тех уникумов, которого ни с кем не спутаешь и даже не знаешь с кем сравнить. Это самый известный в мире еврей, исповедующий хасидизм (крайне ортодоксальное ответвление иудаизма, возникшее в Восточной Европе, с одним из главных центров в украинском городе Умань), но прославившийся не миссионерскими подвигами, а исполнением реггей. Матисьяху — фигура, абсолютно не подпадающая под стандарты MTV и визуальный формат современных поп-чартов. Взъерошенная борода, пейсы и длиннополое пальто а ля лапсердак — не самая типичная картинка на телеэкране. А чего стоит тот факт, что он ни за какие деньги не согласится выступить в ночь с пятницы на субботу и не позволяет себе никаких вольностей с поклонницами, придавая любому контакту особенный смысл. По нынешним правилам игры любая странность может быть использована в рекламных целях, что и произошло с Матисьяху. Созданная им танцевальная разновидность жизнерадостного реггей превратила его в сверхновую звезду этого специфического субэкваториального стиля.

Родился Мэтью Миллер в Пенсильвании 30 июня 1979 года (что соответствует 5740 году по еврейскому календарю), но его первые детские воспоминания связаны с городом Уайт Плейнз, штат Нью-Йорк, куда семья переехала в начале 80-х. Родители Мэтью, ортодоксальные евреи, давали сыну традиционное и довольно строгое воспитание. Домашняя педагогика в скором времени сменилась школьной муштрой, против которой Мэтью отчаянно бунтовал, особенно в старших классах. Отлично играя на барабанах и бонго, ловко имитируя ударные инструменты, в своем школьном окружении он тянулся к таким же бунтарям, как и он сам, сблизился с хиппи, заинтересовался музыкой, которую они слушали, но всего этого было недостаточно, чтобы утихомирить бушевавшие в нем хулиганские страсти. О том, что с этим надо что-то делать, парень впервые задумался всерьез только после того, как едва не сжег школьный кабинет химии.

 

Page 1 of 3 | Next page